Из Малайзии с любовью, или Размышления на тему дружбы


Я очень люблю русских людей. Особенно сильно я начала это ощущать, уехав из России четыре года назад. С тех пор я навещаю свою родину всего лишь пару раз в году.

Почему-то сегодня модно ругать Россию, особенно активно это делают те, кто уже покинул страну или только строит планы на этот счет. Ну, допустим, недостатков действительно хватает, но люди то, люди хорошие! Каждый уехавший наверняка с уверенностью может сказать: «На родине меня окружали чудесные люди!» Если не родные, то друзья, коллеги, знакомые. Но ведь это и есть все те люди, которые живут в стране! Именно им вы пишите письма, шлете открытки, общаетесь с ними в скайпе, подстраиваясь под часовые пояса. А потом из-за них спите на работе на следующий день, потому что общались всю ночь — ведь в России еще был только вечер, и уходить так не хотелось! Об этих людях вы думаете и ждете их появления в сети, рассматриваете фотографии, радуетесь успехам, переживаете, когда им плохо. Целуете ваш билет на самолет туда, с энтузиазмом покупаете подарки и грустите, когда уезжаете оттуда, от всех тех, кто хмуро посмотрел в метро, кто наступил вам на ногу, нахамил по телефону, не придержал для вас дверь или просто загородил дорогу своей тележкой в супермаркете. Но ведь все они чьи-то любимые люди! И найти им замену за границей очень сложно.

Безусловно, приятно читать, что европейская молодежь очень общительная и веселая: «Впервые оказалась в их компании, но было ощущение, что знакома с ними всю жизнь, эти люди были мне рады, и улыбки их были искренние». Я верю, что искренние, ведь какие они могут быть, когда ты отдыхаешь, веселишься и пьешь пиво? Тайские массажисты бесспорно, доброжелательны и улыбчивы, а балийские официанты всегда рады вам, как самому дорогому человеку — никакого сравнения с хмурыми лицами в московском метро! А теперь попробуйте подружиться с кем-нибудь за границей, близко, крепко, по-настоящему. Если бы это было так просто, то не писал бы народ из прекрасного далека, как тоскует по своим друзьям. Не упоминал бы, как здорово, что подружка прилетает на неделю и будет с кем посекретничать, походить по магазинам, пить вино на балконе до утра, просто гулять, бесконечно общаться или уютно молчать. Я знаю немного людей, которые нашли близких и верных друзей среди местного населения в тех странах, в которые уехали учиться, работать или на ПМЖ. Мне в Азии сложно — здесь другой менталитет, но даже на Западе это сделать не так уж просто. Посиделки за ланчем, кофе утром, пиво по пятницам, милая болтовня между учебой — все это есть, но это не считается. Ни у кого из заграничных ЖЖ-друзей, которых у меня довольно много, не вижу рассказов о местных друзьях-подругах, только нейтральное общение. Зато я часто встречаю искренние восторги тех, кому удалось вырваться на родину: встречи нон-стоп, посиделки с близкими и бесконечное общение. Как же мне это знакомо! И дело тут не в возрасте, ведь далеко не все заводят друзей в пять лет и на всю  жизнь. Например, я и сейчас продолжаю находить друзей в интернете, когда приезжаю в Россию или даже здесь, в Малайзии. Но самых-самых выбираю почему-то только среди русских, и это не специально, так получается само собой. Из пяти русских проще выбрать закадычного друга, чем из огромного количества местных знакомых, коллег, соседей.

Возможно, это особенности менталитета, и нам нужно какое-то другое общение, которое даже самая чудесная и улыбчивая нация не сможет обеспечить в полной мере. Что притягивает нас в русских? Та самая пресловутая русская душа, которая, оказывается, действительно есть? Или какая-то особенная глубина, которую обеспечивают не только улыбки и внешний лоск, но и темная сторона луны, эти неулыбки, которые, однако, при близком общении перестают иметь какое-либо значение? Потому что мы знаем, что русский человек не улыбается на улице всем прохожим без причины и может устало нахамить в ответ где-то в магазине, но он самый-самый для нас. Он верный, он надежный, он поможет, он выслушает, он не подведет и подставит свое плечо именно тогда, когда это будет нужно.

 

Светлана Кузина

Специально для «Марты»